?

Log in

No account? Create an account
Детское чтение для сердца и разума
Ольга Корф о Спиридоне Вангели 
1-дек-2009 03:57 pm
seanachai's hair
"Я просто писал о том малыше, который жил в моей душе..."



В 1970-е гг. при подготовке стенда, представлявшего советскую детскую литературу на крупнейшей книжной ярмарке во Франкфурте, долго "вычисляли" литературного героя, который стал бы эмблемой, символом всей экспозиции. Рассматривали разные варианты, а остановились, как часто бывает, на том, который был на самом виду, на ОЧЕВИДНОМ. Таким был в те годы любимец маленьких читателей - славный мальчишка Гугуцэ, герой сказок молдавского писателя Спиридона Вангели.

Книги Вангели в прежние годы пользовались неизменным успехом. Их переводили лучшие переводчики, иллюстрировали лучшие художники, наслаждаясь мастерством писателя, его потрясающим знанием детей, возвращаясь вместе с ним в прекрасный, поэтичный, искренний мир детства. Произведения Вангели стали частью русской культуры, и, несмотря на то, что сегодня издатели обращаются к ним редко, каждое новое их появление становится грандиозным событием - как появление книги "Гугуцэ - капитан корабля", выпущенной издательством "Дрофа" в 2002 г., видимо, в связи с предыдущим юбилеем писателя. Прекрасные иллюстрации народного художника России Б. Диодорова, конгениальный перевод В. Берестова открывали юным читателям необыкновенную художественную силу великого мастера.

Редкому писателю даруется ощущение первозданности жизни, такая свежесть восприятия, когда каждое наблюдение становится открытием, которое как будто сделано только что на наших глазах, с нашим участием. Вангели сумел пронести этот светлый дар через многие годы, несмотря на превратности судьбы.

В своих воспоминаниях он признавался, что очень рано почувствовал себя взрослым. Родился Спиридон Степанович Вангели 14 июля 1932 г. в Молдавии, в селе Гринэуци, в крестьянской семье. Он рано остался без матери, так что детство его было нелегким, к тому же оно пришлось на тяжелые предвоенные и военные годы. В 1951 г. юноша приехал в Кишинев, поступил в педагогический институт, а после его окончания, отслужив в армии, работал учителем в маленькой сельской школе.

Общение с детьми стало для него стартовой площадкой для собственного космического путешествия - путешествия в детство. В одном интервью он вспоминает: "К 29 годам взрослые игры мне порядком надоели, потянуло снова стать ребенком и еще раз, только немножко иначе, прожить детство. Ведь стольким вещам мы не придаем значения в детские годы! Торопимся вырасти, как путник спешит засветло прийти к горе, но, поднявшись на вершину, он понимает, что прекраснее всего была долина, что раскинулась у подножия".

Его ученики были первыми, с кем он захотел поделиться заново пережитыми ощущениями детства. И сказки его были оценены по достоинству: "Как сейчас вижу лица второклассников - я читал о приключениях нового героя, а их живой, радостный смех не умолкал, словно в тридцати кувшинчиках гулял веселый ветерок..." Он писал много и увлеченно, и его произведения охотно и часто печатали в газетах, в сборниках.

Впервые они были изданы в 1955 г. в составе сборника "Молодые голоса". Первая книга - "В стране бабочек" - увидела свет в 1962-м, а появившаяся в 1966-м сказка "Приключения Гугуцэ" (в 1970-м она была отмечена Второй Всесоюзной премией по детской литературе) принесла писателю заслуженную славу, которая постепенно превратилась в мировую.



Книги Вангели с родного молдавского сначала были переведены на русский язык. Какие замечательные люди постарались воплотить прелесть и своеобразие его книг: Яков Аким, Валентин Берестов, Юрий Коваль, Валерий Медведев! И это далеко не все, кто прикоснулся к волшебному миру поэта и прозаика Вангели (впрочем, "прозаик" - это не про него, Вангели остается поэтом и в своих миниатюрах, и, естественно, в сказках), - свой талант отдали молдавскому писателю и Рудольф Ольшевский, Юрий Могутин, Вероника Долина, Андрей Чернов... А потом его герои отправились в большое путешествие по белу свету и заговорили на немецком, английском, японском, болгарском и других языках. Сам же Вангели научил говорить по-молдавски героев книг С. Маршака, Б. Заходера, В. Берестова, А. Линдгрен, Ю. Тувима, Н. Гильена, ведь поэты и сказочники — дружная семья, они всегда готовы поделиться самым лучшим!

Сказочные истории Вангели всегда изумляли меня тем, что их совершенно невозможно пересказать своими словами - настолько цельным представляется художественный мир писателя. Всегда сочувствовала людям, которым приходилось писать аннотации к его книгам. Как пересказать книжку о Гугуцэ, кроме как общими словами - "веселые истории о приключениях маленького мальчика"? Как пересказать чудо? А оно начинается уже при знакомстве с героем:

"Не успел Гугуцэ надеть свою большую зимнюю шапку, а зима уже тут как тут. Видно, понравились ей мальчик и его шапка.

Прилетели снежинки с четырех концов света - посмотреть на Гугуцэ. И облепили его с головы до ног.

Стоит он круглый, белый, как снеговик. Только из-под шапки дымок клубится.

- Батюшки! - удивились снежинки. - Неужто он под шапкою огонь разводит! Вот чудак! Да надень такую шапку - и холод сам из-под нее выскочит!

Не знали они, что, когда Гугуцэ дышит, у него изо рта пар идет..."


Итак, зима пришла в село, где жил Гугуцэ, - называлось это село удивительно: Трое Козлят! А дальше начались чудеса - шапка-то у Гугуцэ оказалась волшебной: хотел мальчик отдать ее девочке, которая совсем замерзла по дороге в школу, но та отказалась; тогда Гугуцэ поставил шапку на снег - и мне, мол, не надо, раз ты помощь не принимаешь.

"Идут они - впереди Гугуцэ, за ним девочка. Идут и оглядываются. Стоит шапка на дороге одна-одинешенька, бросил ее хозяин.

Постояла шапка, постояла, собралась с силами и как вдохнет в себя воздух. Вдохнула и выросла.

Заметил это Гугуцэ, вернулся, поднял шапку, надел ее сразу на себя и на девочку. Идут они вместе, шапка их от мороза прячет".


А потом под этой шапкой прятались первоклассники и даже их учительница. А потом Гугуцэ упрятал под шапку все родное село:

"Под шапкою наступила весна.

Правда, электричество горело и днем. Но жизнь под шапкой шла как ни в чем не бывало: гудели машины, скрипели журавли колодцев. А люди ходили без шапок.

Во-первых, и так тепло, а во-вторых, все их шапки вошли в огромную шапку Гугуцэ.

На все село осталось несколько шапок. Для тех, кому в город ехать за халвой, за бубликами или по делам.

Ведь стоит выйти из-под волшебной шапки Гугуцэ, как снова попадешь туда, где хозяйничает зима".


Волшебство требует доброты душевной, только доброму Гугуцэ шапка помогает: однажды шапка "не сработала", и, как потом выяснилось, произошло это потому, что утром мальчик забыл покормить овец...

Характер у Гугуцэ вполне определенный, хотя речь идет об очень маленьком мальчике, дошкольнике. Он такой правильный мужичок, добрый, отзывчивый, наблюдательный, трудолюбивый, он естественный и стойкий, как сама природа. И еще он необыкновенно деятельный, как и все герои Вангели. "...У меня было активное детство, и я хочу и других детей втянуть в водоворот жизни", - говорит писатель. Гугуцэ открыт для общения и готов помочь всем, кто в этом нуждается. Не думаю, что писатель хотел показать, что его герой - этакий ангел, не назовешь его и "чистым листом", на котором жизнь потом напишет разные истории... Конечно, в Гугуцэ воплощен сказочный образ детства, но он вовсе не идеализируется. Гугуцэ — нормальный, хотя и очень талантливый ребенок (а разве не все дети талантливы?), просто он — ХОРОШИЙ.

Вот история под названием "Подснежники". Что, казалось бы, происходит особенного? Очень кстати, как раз в канун Восьмого марта, нашел Гугуцэ деньги - семь копеек. "Опустил он монетки в самый глубокий карман, три дня туда не залезал: вдруг рядом с прежними новые монетки заведутся? Но в кармане, кроме гвоздя, ничего нового не обнаружилось. Сестренка сказала, что в ее кармашке деньги сами не заводятся. Насчет папиного кармана брат с сестрой ничего сказать не могли: его не было дома..."

Раньше всех мужчин села пришел Гугуцэ в магазин. Он хотел подарить маме машину, чтобы возить ее на базар, но машины были слишком маленькие, игрушечные. Тогда купил Гугуцэ пуговицу, а на оставшиеся три копейки собрался купить маме туфли, да не знал ее размера. В общем, даже узнав потом размер, Гугуцэ свою идею осуществить не смог по вполне понятной прозаической причине. Но не таков Гугуцэ, чтобы отчаиваться! Он тут же придумал такой подарок, от которого любая женщина ахнет. Вскоре он уже спускался с холма и нес в руках охапку подснежников. "Ботинки у него разленились, ногам идти мешали, шапка так устала, что качалась на голове. Но Гугуцэ был куда сильнее, чем несчастные ботинки и шапка. Он принес подснежники прямо в магазин. Самый большой букет подарил продавщице, остальные - всем, кто был в магазине. Люди в первый раз в этом году увидели подснежники. Все очень хвалили Гугуцэ, а продавщица даже погладила шапку, хотя шапка была совершенно ни при чем. Тут Гугуцэ на глазах у продавщицы вынул три копейки, три раза пересчитал их, посмотрел на туфли, вздохнул. Но продавщица ни о чем не догадалась".

Так и не купил Гугуцэ подарок для мамы: хотел утром набрать еще подснежников, но повалил сильный снег, и Гугуцэ уснул. "Мама нашла его, спящего, у окна. В руке он держал три копейки и пуговицу. Чудесную пуговицу. Как раз такую, какая была маме очень нужна". Такая вот история про любовь...

Много событий происходит в жизни мальчика и его односельчан. Бывают совершенно таинственные, почти детективные, вроде истории о том, как Гугуцэ "замуровали" в бочке и он вообразил себя капитаном корабля - кто был виновником происшествия, так и осталось загадкой... Бывают самые что ни на есть обыденные - о том, как кузнец предложил отцу мальчика сделать щипцы для орехов и тем спас дверь их дома от вечной починки (потому что орехи кололи, защемив их дверью, и она от этого портилась)... Эти истории похожи на такую неоднозначную жизнь обитателей села Трое Козлят: с одной стороны, перед нами вроде бы реальное село, где есть электричество, машины, трактора, председатель колхоза и директор школы, с другой стороны, в нем постоянно появляются персонажи сказочные - Желтый Лист, Муравей, Первая Звезда, Голубь, Бабочка... Друзей у Гугуцэ много, и общение с ними укрепляет в мальчике те качества, которые все мы хотим видеть в своих детях, - чуткость, отзывчивость, внимательность. А подснежники, так же как и черешня, снежинки, снеговики и птицы, как зерна пшеницы, из которых мелют муку, не раз еще станут действующими лицами в других книгах Вангели.

В сказке "Чубо из села Туртурика" появляются персонажи совершенно сказочные: необыкновенная девочка-подснежник по имени Гиочика, вылепленные из снега, а потом ожившие снеговики - дедушка Далбу и бабушка Далба, хозяин мельницы Мельничный Дядька и другие. Да и главный герой, мальчик Чубоцел (Чубоцеле по-молдавски - "сапоги", так что получается, что Чубо - мальчик-сапожок, такой молдавский мальчик-с-пальчик) тоже во многом герой сказочный.

Чем-то он похож на Гугуцэ - такой же деятельный и изобретательный, только чуть более озорной. Что бы он ни делал, все превращается в приключение. То мать находит его в курином гнезде - яйца он, видите ли, высиживать помогает, то уходит мальчишка далеко от дома, из-за чего и приходится отцу вешать на ворота огромный замок... Но Чубо легко выходит из положения: лепит из снега снежную бабу, забирается к ней на плечо и перепрыгивает через забор. И там лепит снежного деда. А потом у новоиспеченных дедушки и бабушки Чубо появляется сыночек по имени Уку. А тот, в свою очередь, лепит одного Снежного Мальчугана, который лепит другого, тот - третьего... И Чубо приходится заниматься их воспитанием и образованием. Хлопот с ними много, потому что они без конца что-то лопочут на своем "снежном" языке и постоянно перемещаются по селу - путешествуют! Что ж, ведь и сам Чубо такой же - в каждую дырку нос сунет! Правда, эти малыши знают еще меньше, чем Чубо: думают, что яблоки, которые вырастут на ветках весной, царапаются. А Чубо им говорит: "Яблоко - доброе, как луна на небе. Сейчас на дворе - зима, и сад молчит, а вот весной!.. Весной у каждого дерева свой музыкант". И Чубо быстро залез на яблоню и засвистел, как певчий дрозд, перепрыгнул на другое, свистнул соловьем". Но хоть и знают они мало, пользу приносят большую: спасают от замерзания виноградную лозу, облепив ее со всех сторон, укутав своим снежным теплом.

А ближе к весне исчезли и бабушка Далба, и дедушка Далбу, и Уку, и все Снежные Мальчуганы, но на смену им приходит Гиочика, смешная девочка, говорящая на "подснежном" языке. И о ней приходится заботиться Чубо, опекать ее и беречь. Но ведь и о нем заботятся все - как вовремя пришел ему на помощь пес Фараон, когда Чубо затерялся в снегах! Взаимная любовь, доверие, соучастие в судьбе любого, кто пришел в этот мир, объединяют героев этой трогательной сказки - людей, зверей, цветы... Юмор Вангели, тонкий, ненавязчиво вмешивающийся в повествование, не позволяет проникнуть на лирическое поле зернам чрезмерного пафоса. Приключения Чубо забавны, но каждое из них дает мальчику новые знания о жизни, о мире природы, о себе самом и, конечно, о Молдавии, о ее поэтичных сказках и древних традициях. Каса маре и марци-шоры, голубки из теста с глазами-изюминками, новогодние подарки "урэтурэ" и многое другое, с чем по ходу дела познакомятся дети, — яркие детали, неповторимые атрибуты национальной молдавской культуры, - так же интересны читателям, как и увлекательные события. В одной из историй Чубо строит высокую башню, чтобы видеть ферму, на которой работает мама, и эта башня в селе с поэтичным названием Туртурика, что означает "дикий голубь", становится символом единения героя со всем миром. Все в этом мире - родственники. Да и герои книг Вангели - родственные души, ведь Чубо - это слегка подросший Гугуцэ, а Груя и Титирикэ - словно их "старшие братья".

Герой книги "Кукарека Иванович" Титирикэ - такой большой шалун, что можно даже назвать его антиподом Гугуцэ. Критик В. Чирков писал о секрете, который открыл ему Вангели: Титирикэ возник из того, что Гугуцэ НЕ ДЕЛАЛ. Не раз проказы Титирикэ оборачивались против него самого, не раз жизнь учила его уму-разуму, да и от обиженных одноклассников тоже доставалось. Ведь как возникло его обидное прозвище? Когда Титирикэ, едва не лопавшийся от собственной важности (потому что волею случая пришлось ему сидеть за учительским столом), велел всем обращаться к нему по имени-отчеству, маленькая девочка запнулась, и вместо "Титирикэ" получилось у нее "Кукарека". И все подхватили эту дразнилку, даже учительница. Прилипло имя к мальчишке, потому что и сам он напоминал петуха, заносчивого, драчливого, готового на кого угодно "наскочить"... А в общем-то Титирикэ — мальчишка обыкновенный, каких много. И отец его был таким.

В истории "Шапка, полная черешни" на отца Титирикэ снисходит непреодолимое желание угостить односельчан первой черешней, и он "покупает" у одного крестьянина целое дерево, чтобы его сын собрал с верхних веток самые спелые ягоды. Узнав об этом и прибежав туда же, куда сбежалось все село, его жена спросила, зачем он это сделал:

"И увидела вдруг в глазах мужа такую тоску и услышала такие слова, что ей и самой стало грустно. А слова были такие: "Видно, настало время вернуть мне селу все те черешни..."

Жена переспросила:

- Какие такие черешни?

- Да те самые, что съел я, когда был ребенком и лазил по чужим садам!

- А-а, — протянула она, словно бы вспоминая, как все это было, хотя была на семь лет моложе отца Титирикэ. Но кому не приятно вспомнить детство, полное проказ и шалостей.

Так и стояли они под черешней рядышком и словно бы молча продолжали о чем-то хорошем вспоминать. А люди их не слышали и не видели. По саду только и было слышно: "Пошла новая черешня в старый рот!.."

- Подожди-ка, - всполошился вдруг старый Титирикэ, - а где же сын наш?.. По-моему, его одного здесь не хватает!

- Где ж ему быть-то! — весело махнула рукой мать Титирикэ.

- Он там, где и ты бывал в его годы, когда поспевала черешня...

- И глазами показала на дерево соседнего сада.

Прищурился отец: на самой верхушке соседской черешни, где и он не раз сиживал мальцом, сидит его сын Титирикэ и сверху ему голой ногой весело машет: "Привет, мол, отец!"

- Ну, - пробормотал старый Титирикэ, - весь в меня пошел, шельма, самое спелое и высокое дерево выбрал...

- Хорошо бы еще, - тихо добавила мать Титирикэ, — чтобы он в твои годы вспомнил об этом и так же вот привел бы полсела на первую черешню!.."


Среди книг Спиридона Вангели есть сборник "Голубой шалаш", в который вошли сказки, рассказы из "Букваря", миниатюры, баллады. В них писатель снова говорит о жизни устами маленького ребенка, который для него - поэт и первооткрыватель, вечное "внутреннее" солнце земного мира. Для детей ведь жизнь бесконечна, как для героя миниатюры "Много солнц":

"Вечером на холме поймаю звезды и посажу их в землю, чтобы выросло много солнц. Когда ляжет спать одно Солнце - другое останется на небе".

Как бесконечное сказочное превращение ощущает жизнь и герой другой миниатюры - "Звезды":

"Я знаю, откуда берутся Звезды. Все дело в облаках. Когда облака съедают солнце, остается много-много крошек и они рассыпаются по небу".

Книги Вангели всегда восторженно принимались коллегами и критиками. Творчество писателя отмечено многими высокими наградами: он лауреат Государственной премии Молдавской ССР, обладатель Почетного диплома Международного совета по детской литературе, лауреат Государственной премии СССР. Но главными своими ценителями он считает читателей.

Дети для Вангели - наиважнейшие знатоки, их мнение он ставит невероятно высоко: "Не с каждой страницей надо бегать к читателю, но его реакция мне дорога. Это экзамен, на котором я проверяю пульс своих произведений". Кажется, потихоньку возвращаются те времена, когда писателям и издателям становится интересно, что же думают об их книгах дети, а не чиновники, распределяющие деньги на книгоиздание, не торговцы, обладающие мнением о том, хорошо или плохо продается книга (а это для издателей пока истина в последней инстанции).

В годы своей особенной популярности писатель испытывал другое сопротивление. Тогда были особые люди - методисты, которые лучше других знали, что нужно детям. Им он возражал. По тем временам просто дерзко: "В книгу для детского чтения надо включать только то, что нравится ребенку, а не методисту. Только то, что дает детям духовную наполненность".

Еще резче он говорил о системе школьного преподавания литературы: "...до каких пор мы будем с их помощью (речь идет о школьных учебниках. - О.К.) урок литературы превращать в скучную иллюстрацию истории? Давайте скажем прямо: пока что мы прививаем нелюбовь к литературе. Учебник раскрывает некую тему, а не художественность произведений. Крылатый Пегас еще на подлете к учебнику превращается в клячу".

Много лет прошло с тех пор, а превращение это по-прежнему происходит. В учебниках меняются рекомендованные для изучения списки, появляются новые писательские имена, но не меняется подход к преподаванию, и кляча-Пегас исправно уводит от интереса к художественному слову.

О воспитании детей Вангели думал и рассуждал постоянно. Надеюсь, вас не оставят равнодушными его мудрые мысли, как когда-то всколыхнули они и меня. Однажды, рассказывает Вангели, они с сыном отправились к отцу писателя, который жил за двести километров от Кишинева. Отправились пешком! "Сколько увидели! Я вспоминал свое детство. В эти дни я целиком принадлежал сыну. О чем мы только не говорили! Он открывал для себя мир молдавских кодр и пение птиц, познавал травы и цветы. С серьезным видом вел разговоры с пастухом и виноградарем, трактористом, пчеловодом, лесником..."

Самое сильное впечатление на ребенка производит непосредственное общение с природой, с людьми, которых долгое время в нашей стране было принято называть "простыми", - людьми труда, хорошо знающими и хорошо делающими свое дело. Душа ребенка открыта тому, что обэриуты называли "первой реальностью", а наша педагогика да и наша жизнь частенько подменяет ее второй: ведь и учебник, и телевизор, и компьютер - явления второго порядка, в отличие от пения птиц, колыхания травы, переливов реки...

"Вместо того, чтобы пробуждать в них (в детях. — O.K.) больше эмоций при чтении, чтобы их энергию направить в доброе русло, чтобы помогать им формироваться, мы часто пичкаем детей манной кашей", - как давно, в 1985 г.! - сказаны эти слова, а "манная каша" остается как практикой сочинительства, так и темой для литературных дискуссий.

"По-моему, - утверждает мудрый учитель, - главное, на что может претендовать детский писатель, - это чтобы читатель был его соавтором. Мы даем только толчок, пробуждаем чувства и мысли ребенка, а остальное уже за читателем. Надо дать ему поле для действия".

Обратите внимание: на первом месте все-таки чувства, то, чего так не хватает современным детям. Воспитание чувств - дело трудное и тонкое, заполнить мозги разнообразными сведениями проще, чем научить сердце отзываться на чужую беду. "...Нужно растить личность, воспитать с малых лет чувство справедливости, чести, патриотизма. Соединить гуманизм с патриотизмом - святой долг писателя". Кто-то, быть может, скажет: типичные советские лозунги...

Но в том-то и дело, что это не лозунги: Спиридон Вангели делал то,о чем говорил,претворял свои слова в жизнь. Вместе с другим замечательным молдавским поэтом, Григоре Виеру, он в свое время создал удивительный "Букварь", по которому учились все молдавские дети, несколько поколений, чувствуя поддержку добрых старших друзей, с удовольствием и ответственностью открывающих им солнечный мир поэзии.

"Твердо убежден в том, что ребенок, даже самый маленький, - прежде всего личность, самостоятельное существо. Запретами, окриками по пустякам можно сломить душу ребенка. И вопреки собственному желанию вырастить либо безвольного, либо хама, который будет сам попирать слабых". В одной из своих сказочных миниатюр писатель убедительно и сильно раскрывает этот тезис. Приведу ее целиком, поскольку не уверена, что во всех библиотеках книги Вангели сохранились.



СТЕКЛЯННЫЙ ДОМИК

Когда арбуз немного подрос, то понял, что он - круглый.

Арбуз обрадовался, еще бы! - он похож на Солнце и на Луну! И тут ему очень захотелось, чтобы у него было много-много детей - арбузиков - бело-черно-зеленых, полосатых. И чтоб все они были круглыми, как он и как их дедушка Солнце и бабушка Луна.

Никто, конечно, не знал, о чем думает арбуз.

Однажды, когда он спал в своих листьях, появилась чья-то рука, погладила его и сказала:

- Я принесла тебе стеклянный домик, чтобы ворона тебя не клевала.

И арбуз очутился в бутылке.

Сначала ему жилось неплохо. В стеклянном домике было тепло и чисто. Но скоро арбуз загрустил, затосковал по земле. В бутылке ему стало тесно. Солнце казалось теперь зеленым и сплющенным, а Луна светила тускло, будто сквозь туман. И скрипка кузнечика как-то охрипла, и дождик не плясал больше по арбузиной спине.

- Эх, - думал арбуз, - пусть уж лучше ворона клюнула бы меня разок-другой. Это можно пережить. Перевязал бы рану листиком, скоро бы и зажила...

Но ворона так и не прилетела. Появились одна за другой разные букашки, они заискивали перед ним, потому что он жил в красивом домике, называли "королем арбузов".

- Пленный король... — вздыхал арбуз.

В середине лета он почувствовал, что удлиняется, становится длинным, как бутылка. Он перестал есть и спать, ночи казались ему бесконечными. Теперь букашки называли его королевой и прилетали по-прежнему стаями, будто ничего не случилось.

А арбуз-король тосковал в своем стеклянном домике. Он тешил себя одной мыслью: "Вот будет у меня много арбузиков - бело-черно-зеленых, полосатых. И все они будут круглыми, как дедушка Солнце и бабушка Луна".



Конечно, смысл этой истории выходит за пределы рассуждений о воспитании детей. Но в том-то и дело, что свобода человека, будь то ребенок или взрослый, превыше всего, и даже самые хорошие, тепличные условия, даже самая искренняя забота и добрые намерения при ограничении свободы могут превратить рай в тюрьму, а того, о ком заботятся, сделать несчастным. Но - посмотрите на последние строчки: какую мудрую, неодолимую надежду они содержат, какую глубокую правду!

Корф, О. "Я просто писал о том малыше, который жил в моей душе…": [ Обзор творчества детского писателя Спиридона Вангели ] / О. Корф // Библиополе: журн. / отв. ред. В. Крахотина. – М.: Либерия-Бибинформ, 2002. - № 5. – 2007. – С. 34-38.

Фотография взята здесь.
Comments 
1-дек-2009 10:27 am
Мне так всегда нравилось, что он этнографичен! Каса маре, ага! и урэтурэ! Теперь молдавские друзья мои удивляются, откуда я знаю такие подробности! – а вот оттуда! Из журнала "Мурзилка", где публиковали Спиридона Вангели в дивных переводах...
4-дек-2009 12:44 pm
Да, этнографические подробности действительно усиливали очарование его книг :) Укореняли их в реальности, во!
1-дек-2009 11:20 am
Спасибо!!! Очень любила эти книги в детстве :) Туртурика, Гиочике, Чубоцел - это какие-то волшебные слова из детства, музыка. И первая ассоциация с Молдавией до сих пор - Гугуцэ с его шапкой.
4-дек-2009 12:47 pm
У меня первая ассоциация - Чубо :) Про гугуце я прочитала уже взрослой.
2-дек-2009 06:27 am
Как раз вчера в букинисте "Гугуцэ - капитан корабля" отхватила. Радости - полные карманы ))
4-дек-2009 12:50 pm
Поздравляю!

У нас в самом большом магазине "Гугуце" "Дрофы" года два лежал (это был один и тот же экземпляр, там был маленький еле заметный дефект) и никому не был нужен. В итоге я его купила и подарила подруге :)
21-ноя-2010 12:15 pm
Читаем Вангели в пересказах Коваля в "Мурзилке"!

Чубо из села Туртурика:
http://community.livejournal.com/suer_vyer_/128060.html

Панталония страна Чудаков:
http://community.livejournal.com/suer_vyer_/130081.html

Рассказы из молдавского букваря «Абечедар»:
http://community.livejournal.com/suer_vyer_/130582.html

"В стране бабочек":
http://community.livejournal.com/suer_vyer_/130853.html
This page was loaded дек 11 2018, 9:10 am GMT.